Навеяло

Я не шибко активен в социальных сетях, но заглядываю туда достаточно часто. И вот сегодня как-то зацепила волна “нравоучительных” публикаций, ссылки на которые обнаружил в ленте ФБ. Вот парочка примеров.

Живу за границей. В кои-то веки приехали с мужем в гости к моей маме

http://toptitle.ru/dmitrij-komarov-hot-ne-letaj-v-evropu-kultura-nachinaetsya-s-melochej/?utm_source=fb-jumorperchik&utm_medium=fb-toptitle-dmitrij-komarov-hot-ne-letaj-v-evropu-kultura-nachinaetsya-s-melochej&utm_campaign=fb-toptitle-dmitrij-komarov-hot-ne-letaj-v-evropu-kultura-nachinaetsya-s-melochej


Числа им нет и многие делятся подобными ссылками (я тоже здесь поделился ими).

Читаешь такое и вроде все правильно – человек говорит в общем-то разумные слова и во многом ты согласен с ними. Но не оставляет ощущение какой-то неискренности и лицемерия – вот все вы тут такие, живете в дерьме, которым сами же себя и завалили. А мы вот там (живем или отдыхаем) чистенькие, во сияющих городах, где ходят люди с лучезарными улыбками. Но это же совсем не так.

Да, мы изрядно загадили свою страну и продолжаем это делать. Но гадят не все и многие убирают не только за собой, но и за другими. К счастью их становится больше и даже чиновные структуры иной раз делают что-то полезное в этом направлении. Но я хотел сказать, пожалуй, о другом.

Чистота и порядок в Западной Европе, которую обычно приводят в пример, обусловлена совсем не сознательностью местного населения и какой-то присущей исключительно “цивилизованным европейцам” чистоплотностью. Во-первых, чистота эта весьма условна (несомненно, наша засранность безусловна). Во-вторых, не мусорят по причине страха, а вовсе не сознательности. “Стучать” во многих странах является “нормой жизни” и многие люди просто боятся, что кто-то настучит на них раньше, чем это сделают они по отношению к кому-либо. В-третьих, сравнительная чистота в ЗЕ обусловлена тем, что там активно убирают мусор коммунальные службы. Список наверное можно продолжать, но я на этом остановлюсь и дабы не быть голословным, приведу некоторые примеры из своего немалого опыта посещения разных “заграниц”

Те кто-бывал в Норвегии в период таяния снега (первая половина мая в северной части страны), наверняка обращали внимание на то, что это просто иллюстрация к поговорке “весна покажет кто где срал”.

В Гренландии около каждого селения свалка мусора (на берегу океана, чтобы смывало, сдувало) по площади не сильно уступает самому селению.

Финляндия, трасса Е8. Еду домой из долгой поездки и, заметив около дороги стоянку-карман, где стоит передвижная будочка кафе, сворачиваю туда с намерением сварить и выпить кофе. Начинаю маневр из правого ряда и в это же время к карман, изрядно подрезав меня, влетает “семерка” БМВ. Влетев в карман, машина резко тормозит, останавливается и оттуда вылетает компания разнополых недорослей в соотношении 3+2. В руках у каждого металлическая банка с чем-то. Вскоре все банки дружно летят а траву, а недоросли также дружно устраиваются на этой травке рядком справлять нужду.

Финляндия, город Порвоо, если память мне не изменяет. Гуляем по берегу какого-то водоема. Впереди (метров 50) идет дядька. Не юн, но и не дряхлый старик. В какой-то момент этот дядька останавливается, спускает штаны и сидится срать прямо на газонную постриженную травку.

Франция, Шамони. Живая очередь на канатную дорогу, как обычно огороженная металлическими барьерами-разделителями. В очереди перед нами довольно много шумных и толкотливых. Стою себе, жду, благо очередь перманентно движется. И вдруг меня буквально сносят, вдавив в металл ограждения две очень прилично одетые дамы-француженки. Им очень хочется попасть в вагончик раньше нас.

На этом закончу, хотя примеров таких у меня много.

Ну и для завершения еще один пример. Есть среди моих знакомых человек, регулярно ездящий на машине в Финляндию. Никогда не бросает окурков не только в окно машины, но и мимо урны. Но это там. А переехав на российскую сторону с удовольствием мечет “хабарик” в окно автомобиля. Вот так.

“И эти люди запрещают мне ковырять в носу!”

А чистота, равно как и свобода они, наверное, не в окружающем и не в государстве – они в нас самих.

Рубрика: Мимолетное | Комментарии ()

Добрая память

Я попал сюда совершенно случайно, не зная даже до того о существовании села Зачачье. Спасибо добрым людям, установившим на трассе “Холмогоры” указатель на две старинных церкви. Они меня и заманили свернуть с шоссе на проселочную грунтовку.

Через пару километров открылись две изрядно обветшалые церкви, но мне интересная именно старина и я отправился их осматривать и фотографировать. Можно много сказать о запущенных церквях, о запустении сел и т. п., но сейчас речь совсем о другом. Бродя среди довольно высокой и мокрой от мелкого дождика травы на обширном пространстве порушенного старинного погоста, случайно увидел яркое пятно с стороне. Это было в направлении поля, где на старинных погостах обычно устраивали кладбище. Здесь тоже были заметны старые могилы и у стены храма были в ряд выставлены давние надгробия. Но все это не выделялось на общем фоне.

А тут яркие пятна, очень похожие на цветы. Откуда цветы на старом кладбище, где уже давно не хоронят? Махнув рукой на мокрую траву и промокшие ноги, начиная пробираться через заросли к цветам. А там скромное, выкрашенное известью надгробие, на котором уже ничего не разобрать и рядом с ним черный полированный камень с золоченой надписью.

Спехин
Иван
Петрович
30.03.1785 – 14.07.1868
Истинно полезному,
дорогому, уважаемому
вольному учителю
благодарные ученики

Другие впечатления от поездки слегка отодвинули увиденное и лишь вернувшись домой и занявшись обработкой фотографий, вспомнил эту могилку. Поиск в Интернете дал несколько ссылок и среди них обнаружилась любопытная статья с краткой биографией, опубликованная в Архангельских Губернских ведомостях.

Спехин Иван Петрович — распространитель грамоты среди сельского 
населения северной России, крестьянин Архангельской губ., 
Холмогорского уезда, родился 30 марта 1785 г. Десяти лет оставшись 
круглым сиротою, С. случайно познакомился с первоначальными 
элементами грамоты и, продолжая работать дальше самостоятельно, 
выучился хорошо читать и писать; некоторое время был причетником в 
деревенской церкви, на тринадцатом году поступил в мальчики к купцу 
в Верховажском посаде, а через два года переселился в Архангельск, 
где служил лакеем у какого-то советника губернского правления.

Пожив после этой службы некоторое время в родной деревне, С. в 1804 г. 
возвратился в Архангельск, поступил в матросы к судовладельцу 
Ермолину и на одном из его кораблей, груженном пшеницей, 
отправился в Лондон.

Здесь он совершенно случайно был оставлен уехавшей обратно судовой 
командой и очутился в громадном городе без всяких средств и без 
малейшего знания языка. После некоторых мытарств, он попал в руки 
некоего соотечественника, который воспользовался незнанием языка С. 
и его отчаянным положением и за 10 фунт. стерлингов продал его в 
матросы Ост-Индской компании;

С. получил имя "Джон Петерсон" и был отправлен в Индию. Не доехав до 
Индии, он остался на мысе Доброй Надежды и поступил в солдаты к 
англичанам, воевавшим в это время из-за Капской земли с голландцами.

Первые два года прослужив денщиком одного офицера, у которого изучил 
хорошо английский язык и арифметику, С. затем был переведен в 
строевую службу и вместе с батальоном отправлен в Вест-Индию, на 
остров Барбадос, где прослужил шесть лет и принимал участие в 
стычках с туземцами.

За время службы был повышен в капралы, затем в унтер-офицеры, а в 
конце ее был назначен штуром в военный госпиталь.

Несмотря на просьбы начальства продолжать службу, С., соскучившись по 
родине, в 1815 г. вышел в отставку и направился в Россию.

Русский посланник в Брюсселе выдал ему паспорт, но ему удалось только 
в 1817 г. попасть в Петербург, куда он был привезен вместе с ранеными 
во время последних наполеоновских войн. Приехавши в Архангельск, он 
был отдан под суд "за самовольную отлучку" (команда судна, на котором 
он выехал в Лондон, чтобы снять с себя ответственность, показала, что 
С. сам не пожелал возвратиться в Россию).

Суд приговорил его к десяти ударам плетью.

Видя вокруг себя беспросветную крестьянскую темноту, С. с 1825 г. 
энергично принялся за обучение крестьянских детей грамоте.

Плату за свои труды он назначил такую ничтожную, что она никого не 
могла стеснять.

Человек способный, к тому же видавший свет и виды, расширивший во 
время многообразных скитаний свой кругозор, С. принялся за 
педагогическую деятельность так умело и вел преподавание, вопреки 
обычаям времени, так ласково и мягко, что в самом незначительном 
времени не имел от учеников отбоя. Бедных учеников учил и даже 
кормил из своих собственных скудных средств бесплатно, ученикам же, 
далеко живущим, давал ночлег и похлебку — также бесплатно.

За время своей почти пятидесятилетней педагогической деятельности он 
обучил много сотен мальчиков и девочек.

Умер он в 1873 г. в глубокой старости, почти 90 лет от роду. 

"Архангельск. Губернск. Ведом.", 1867 г. № 32; 1873 г., № 52. 
Н. С—ов. {Половцов}

Добрая память!

Рубрика: Поездки | Комментарии ()

Гималайский альбом

Прошло лишь чуть больше 10 лет суеты и я сподобился сделать некое подобие альбома про нашу прогулку к Эвересту. Тогда мы были еще почти юные (всего-то 101 год на двоих) и прогулялись мы с Сережей Бондарцевым очень славно.

Что-то удалось показать на снимках, которые можно увидеть здесь. Комментарии приветствуются.

Рубрика: Поездки | Комментарии ()