Праздник весны и труда на мысе Нордкап

 Выбираюсь из машины, беру фотоаппарат и отправляюсь осматриваться. Ветер нешуточный, иной раз приходиться держаться за сетку ограждения по краю скалы на мысе. А летом эта сетка представлялась не очень нужной 🙂

1 мая на Нордкапе

Виды с мыса сейчас открываются суровые, но интересные. Летом, пожалуй, не так красиво, да и зевак полон Нордкап. Фотографировать сейчас проще, чем летом — нужно лишь выбрать объект съемки и попрочнее утвердиться на обледенелом снегу, чтобы ветром не сдуло.

Подхожу к глобусу, ставшему символом Нордкапа, и вижу, что испанцы уже пристраиваются там для создания ритуальных фотографий с глобусом, собой и испанским флагом. Штатива у них нет (да и не удержится он на таком ветру), поэтому возникает проблема — всем хочется попасть в кадр, а кто-то должен снимать. Помогаю им эту проблему решить, делая несколько снимков их фотоаппаратом. Заодно и своим щелкаю пару раз — теплолюбивые испанцы на холодном ветру Арктики.

Холодно испанцам …

Отправляюсь дальше по краю мыса. Ограждения закончилось и при первом же порыве ветра у меня возникло непреодолимое желание удалиться от края. Снег во многих местах покрыт прочной коркой льда, а ветер буквально валит с ног. Зазеваешься чуть и покатишься к краю скалы, а там еще 350 метров полета и холодный океан. Ледовитый, между прочим. Бр-р!

У края обрыва

Испанцы, дождавшись конвоя, ретируются вниз, а я остаюсь на Нордкапе в одиночестве. Побродив среди «блинчиков», созданных по эскизам детей из разных стран, захожу в тамбур торгово-развлекательного центра, чтобы хоть немного отдохнуть от пронизывающего ветра. С удивлением обнаруживаю, что комплекс работает в обычном режиме и можно выпить кофе и даже что-нибудь съесть.

Прохожу внутрь и ко мне тут же устремляется парень с вопросом: «А платили ли Вы за въезд на Нордкап?» Чего спрашивать, знает же, что касса напрочь закрыта. Говорю ему, что не платил и выражаю (по-английски) готовность заплатить сейчас, подкрепив эту готовность протянутой карточкой. Парень не понимает и снова спрашивает, платил ли я. Снова отвечаю: «Не платил, готов заплатить сейчас.» и протягиваю карточку. Снова не понимает. Спрашиваю на всякий случай, не понимает ли он по-русски. Парень радостно улыбается и убегает куда-то в сторону магазина сувениров.

Через минуту-другую он возвращается, ведя с собой Аню — девушку из России, которая работает кассиром и говорит по-норвежски. Аня задает мне на русском языке те же вопросы, которые парень задавал на ломаном английском. Повторяю ответ и Аня переводит на норвежский. На этот раз парень все понял и согласился взять мою карточку. Не случилось халявы 🙁

Принимаюсь расспрашивать Аню о текущем распорядке на Нордкапе. Оказывается гостиницы в комплексе нет (хотя есть много всякого другого) и даже персонал каждый день привозят на автобусе снизу. Конвои случаются два раза в день — сопровождают таких, как я, вольных стрелков и привозят туристов, доставленных на лайнере «Хуртирутен», которых круглый год циркулирует вдоль побережья от Бергена до Киркенеса. Тут как раз их привозят и Аня убегает на рабочее место, а комплекс заполняется шумной многоязычной толпой.

Иду пить кофе и осматривать комплекс в его «зимнем» варианте. Веранда с видом на океан закрыта, но все магазинчики, выставки, тайский музей и часовня работают, как обычно. Отогревшись внутри комплекса, решаю снова выйти на улицу и продолжить съемки.

Спустя некоторое время приходит классная идея — раз я не попал на Кнившельодден, нужно заночевать на Нордкапе. Машина спрятана за сугробом (не сдует в море), спальник теплый, виски достаточно — можно оставаться. Еще немного погуляв, начинаю реализовать эту идею с виски. Сварил кофе прямо в машине, налил рюмочку, закурил и сижу наслаждаюсь. Но счастье оказалось недолгим. Через некоторое время к машине подходит конвоир (водитель маленькой машины сопровождения) и говорит, что через 15 минут конвой отправляется вниз. Говорю ему, что хочу остаться здесь на ночь. Отвечает: «Нельзя». Так я не могу ехать, потому что уже выпил и намерен продолжить. «Ничего страшного,» — отвечает он. «Мое дело доставить всех вниз, а вопрос употребления алкоголя относится к компетенции полиции.» Дядька непоколебим и мне приходится сдаться. Надеюсь, что на спуске полицейских не будет (:-)), а пока спускаемся вся дурь успеет улетучиться, да и выпил я немного, в пределах дозволенного.

Спускаемся длинным караваном — снегоочиститель, несколько автобусов, я и непреклонный конвоир.

Без проблем доехали до шлагбаума (18 минут), машины конвоя ушли налево, автобусы — в Хонингсвог, а я отправился в поселок, надеясь пообедать в ресторане и попытаться дойти по тропе до Киркепортен.

Церковь в селении Скарсвог

Погулял по поселку, доехав до дальнего мола, убедился, что тропа на Киркепортен засыпана глубоким снегом, а ресторан закрыт. Делать нечего, поеду в Gjasvaer.

Мол в конце поселка

продолжение следует

Добавить комментарий