16 марта, Буэнос-Айрес

Назад


Это был день прогулок по Буэнос-Айресу. Чудесный день в прекрасной компании. Просто гуляли куда ноги несли, наслаждаясь окружающим и общением. Улицы, парки, кафе.

Обстановка по приходящим время от времени сведениям осложнялась, но самолеты летали непрерывно и основания для беспокойства были задвинуты в дальние уголки сознания.

Сходили в посольство, где получили информацию о текущем состоянии. Собеседник через домофон сказал, что у них пока нет никакой специальной информации и при наличии проблем с вылетом их следует решать с компанией-перевозчиком.

Забрели в чудесный книжный магазин El Ateneo Grand Splendid на авеню Санта-Фе. Когда-то здесь был театр, а сейчас на сцене сделали кафе, где можно поговорить в уютной обстановке и выпить чашечку кофе или еще чего.

А еще был замечательный парк с прудом, гусями и водными велосипедами. Успели к самому закрытию проката плавсредств.

Так и прошел день. Совершенно незаметно. Фотографировать совершенно не хотелось, поэтому снимков очень мало. Да и фотоаппарат нормальный я просто не брал, обошелся «мыльницей» и телефоном.


Вперед

15 марта, Ушуая — Буэнос-Айрес

Назад


Пока мы спали, наш лайнер перебрался со стоянки на рейде к причалу и начались прощальные хлопоты. Следует отметить, что эвакуация с корабля на берег произошла спокойно и организованно. Однако дальнейшая программа претерпела изменения. Обещанные прогулки по городу в интервале между выходом на берег и посадкой в самолет местная администрация нам отменила и организаторы тура вынуждены были задержать нас на борту, дабы не создавать ненужной толпы на причале.

Наши чемоданы, выставленные с вечера у лифтов уже уехали в аэропорт, поэтому выходим налегке. Выход с корабля регистрируется по тем же карточкам, которыми мы пользовались во время круиза для попадания в каюты и оплаты покупок. Карточка остается в качестве сувенира.

Организованно сходим на землю и по означенной людьми в масках дорожке идем к КПП порта. По пути каждому выдают маску. Маска представляет собой нечто, мало способное задержать даже песок. Тем не менее, требуют надеть их. Попытки отклониться от назначенного пути пресекаются.

На входе в КПП небольшая очередь, поскольку проверяют как в аэропортах перед посадкой. На проверке во время прохождения через контроль потерялась моя любимая коробочка для сигарет, купленная 4,5 года назад на Кипре. Видимо придется поехать туда снова 🙂

После прохождения контроля всех незамедлительно отправляют в автобус. Вчера участники были распределены по автобусам, но и это было сегодня отменено — загружали в порядке выхода. Автобусы про мере заполнения отправляются прямым ходом в аэропорт. Никаких остановок и прогулок.

В аэропорту автобусы подъезжают к самым дверям аэропорта и людей сразу отправляют внутрь. У меня заранее была мысль подарить свою пуховую куртку какому-нибудь местному бездомному, но выйдя из автобуса понял, что идея уже не реализуема. Успел-таки закурить и повесил куртку на стойку какого-то ремонтно-строительного забора. Тут же подошел человек из местной службы безопасности с вопросом. Подтвердил ему, что куртка моя и я намерен оставить ее здесь для бездомного или просто нуждающегося в теплой одежде человека. Объяснение устроило, но меня попросили не задерживаться здесь и пройти в здание аэропорта.

В аэропорту промаркированный обычными ленточками путь для нас непосредственно к назначенному выходу в самолет. Никакой проверки, все уже досмотрено на выходе из порта. Самолет заполняется и взлетает. На этот раз в полете даже не покормили.

Три часа пролетели быстро и вот мы уже подруливаем к рукаву для высадки в местном аэропорту Буэнос-Айреса. По дороге к багажному транспортеру (достаточно длинной) умудряюсь зацепиться шнурком своего горного ботинка за крючок такого же ботинка на другой ноге. Пол здесь из полированного гранита и равновесие удерживаю с трудом. Поправил шнурок и пошел дальше. Но каким-то силам показалось этого мало и они повторили ситуацию со шнурком. На этот раз все было жестче и я сверзился на пол, ощутимо ударившись ладонями и, несмотря на сработавшую реакцию, тяжелый рюкзак с фототехникой заставил меня еще и лбом войти в полированный гранит.

Мгновенно подбежали несколько человек из нашего самолета, желая помочь мне подняться. Встал самостоятельно, поблагодарил подбежавших и объяснил им, что все нормально — это просто мое раздолбайство.

Когда после этой небольшой заминки подошел к багажному транспортеру, мой чемодан уже ехал на нем, причем я явно не успевал его взять, поскольку транспортер был окружен плотным кольцом людей. Почувствовав мое желание выдернуть чемодан с ленты, кто-то из соучастников круиза ловко подхватил его и поставил на пол. Мне оставалось лишь подойти. Поблагодарив, беру чемодан и выхожу на улицу. Перекур.

Ищу глазами среди выходящих кого-либо из тех, с кем тесно общался на корабле, чтобы попрощаться, но никого не вижу. Пока курил, стало понятно, что такси здесь заказывают организованно. На всякий случай спросил у обслуживающих посадку ребят, принимают ли такси оплату по картам. Парень подтвердил эту возможность и я спокойно отправился к автомату, выдающему билетики в очередь на такси.

Пока я курил и брал свой билет сокруизники создали ощутимую очередь. Машин много, но одновременная посадка в них ограничена организаторами, поэтому машинам и пассажирам при наплыве последних приходится ждать. Минут через 5 подошла моя машина, куда я и погрузился. Водитель по английски не говорит и не понимает.

Едем немножко странной дорогой (я заранее посмотрел расположение гостиницы относительно аэропорта), но стоимость поездки указана в полученном билете, поэтому не заморачиваюсь этим вопросом. По прибытии к гостинице выясняется однако, что карточкой расплатиться не удастся. Местных денег у меня было сотни две, а поездка стоила 375. От евро парень отказался, а наличных долларов у меня с собой не было. Хотел ведь взять перед отъездом, но передумал.

С трудом объяснил таксисту, что нужно отвезти меня к банкомату. С помощью переводчика в его смартфоне водитель смог меня понять и привез в банк. К счастью это оказался не HSBC. Выйдя из банка машины не увидел, а там и чемодан и рюкзак.

Однако водитель оказался просто дисциплинированным и не стал держать машину на пешеходной зебре, где высадил меня, а отъехал за угол. Вернулись к гостинице. 500 песо вполне удовлетворили таксиста, а я отправился заселяться.

С бронью в гостинице все нормально и, заполнив какую-то бумажку со своими данными, а также подтвердив отсутствие посещений короновирусных стран за последние 14 дней (наврал немножко, поскольку после Рима проiло лишь 13,5 дней), получаю пару карточек от номера. Персонал гостиницы пока явных мер предосторожности не показывает, хотя в лифте зеркала заклеены табличками на разных языках, предупреждающими о необходимости мыть руки и соблюдать дистанцию.

Номер мой без изысков, но вполне пригоден для кратковременного проживания. Разбираю вещи и в душ. А после душа осмотр ближайших окрестностей, совмещенный с перекуром. Местоположение гостиницы относительно отмеченных ранее реперных точек после короткой рекогносцировки складывается и теперь можно отправляться в город.

На сегодняшний вечер была назначена встреча собравшихся в нашем круизе россиян и пока я заселялся и курил, пришло сообщение о переносе встречи на полчаса раньше. В результате пришлось тут же выдвигаться в сторону Хилтона, до которого идти от моей гостиницы было минут 20. Такси брать не хотелось, дорога простая и я отправился пешком.

До гостиницы добрался без приключений. Однако перед входом обнаружил скопление полиции и сотрудников гостиничной охраны. Сквозь стекла было видно, что в холле столпилось изрядное число людей, желающих выйти. Наверное организованная группа ждет автобуса в аэропорт.

Что-то толкнуло меня не ломиться в гостиницу, а расспросить полицейского. Объясняю, что у меня назначена встреча с друзьями в холле и прошу объяснить происходящее.  Парень говорит, что происходит проверка постояльцев гостиницы миграционной службой Аргентины. На вопрос — можно ли войти в холл — полицейский отвечает, что войти можно, но с выходом могут возникнуть проблемы.

Стоп! Пытаюсь связаться с кем-либо из находящихся в гостинице 4 знакомцев. Безуспешно. Оба российских номера не работают, а гостиничная сеть WiFi чужих не пускает. Пока я пытаюсь придумать как связаться с находящимися внутри и высматриваю, нет ли их уже в холле, появляется еще одна участница нашей группы, которая тоже не живет в Хилтоне.

Марине удается связаться с находящимися в заточении и договариваемся о переносе встречи на более позднее время, наивно надеясь, что операция закончится быстро. Перед этим сотрудник гостиницы спрогнозировал продолжительность проверки в 3 часа. Отправляемся с Мариной пить кофе.

Место здесь пафосное, кабаков довольно много, но все не те. Наконец нашлось вполне устроившее нас обоих. Неспешно выпили по чашке кофе и отправились назад. Кофе, кстати, здесь никакой. Варят его неплохо, но сырье дерьмовое, как и результат. Ладно, здесь не Александрия и даже не Италия.

Ситуация в гостинице стабильна и, несолоно хлебавши, мы вынуждены отправиться восвояси. Бросать барышню в чужом городе — не в моих правилах и провожаю Марину до ее гостиницы. Шли, болтали о пустяках и в результате получилась прекрасная прогулка по вечернему Буэнос-Айресу.

 

Гостиницы наши расположены не очень далеко одна от другой и я без приключений добираюсь до своей, купив по дороге местного вина и сыра. И то и другое оказалось не очень, но день сегодня был достаточно напряженный и в ночи это пошло сравнительно хорошо.

Позвонил перед сном домой, благо в гостинице WiFi как-то работает.


Вперед

14 марта, пролив Бигл — Ушуая

Назад


День рождения по локальному времени начался прогулкой по верхней палубе и беседами, затянувшимися до половины пятого. Отправился спать уже совсем поздно (или рано), но тут обо мне вспомнила сначала одна сестра, потом другая. Пока поговорил с ними по телефону, прошло еще полчаса. В результате поспать удалось лишь пару часов, поскольку какой-то черт поднял меня в начале восьмого.

Делать нечего, отправился на завтрак. Есть совершенно не хотелось, пришлось ограничиться яблочным соком и сразу перейти к односолодовому виски. Сегодня был другой сорт скотча, имя которого я запамятовал. Лайнер потихонечку перемещался в сторону Ушуаи, куда по графику мы должны были прийти ранним утром 15 марта.

К обеду начали появляться соотечественники, часть которых после вчерашнего шампанского была не совсем в форме. Однако все живы и улыбаются.

Посидел на палубе с барышнями, которые решили позагорать, укрывшись теплыми пледами.

В бухте болтаются какие-то кораблики, а один стоит на якоре. Мне он показался сторожевым, хотя явных признаков военного у него не было заметно. Бог знает. И другие круизы возвращаются в порт Ушуая.


По левому борту остались два небольших островка с колониями пингвинов.

Вскоре мы уже встали на рейде Ушуаи, поскольку в порт нас пока не приняли. Еще на подходе к нашему борту вплотную подошел какой-то буксирчик и некоторое время шел с нами, прижавшись к правому борту. Видимо что-то передавали.

За ужином предполагалось отметить мое рождение и мы заняли столик на всех в тихом уголке ресторана. Однако из семи соотечественников до стола смогли дойти только трое, не считая меня. Катя и Володя с Алиной куда-то пропали. Две барышни после вчерашнего шампанского продолжали воздержание. В результате пили вдвоем с Ольгой — она Мальбек, а я виски.

Во время круиза было принято поздравлять именинников во время ужина, но меня почему-то забыли. Мне, честно говоря, было наплевать, но Катя, которую мы встретили уже на выходе, отнеслась к этому более серьезно. А мы разбежались в разные стороны. Я отправился курить и смотреть на окружающее.

Позднее мы еще раз собрались на восьмой палубе почти всей компанией и Катя устроила-таки мне публичное поздравление с днем рождения. И местный пианист даже исполнил какую-то мелодию.

Вечером нужно было собрать чемодан и перенести его к лифту для последующей погрузки и отправки к самолету.  Размещение и расписание самолетов, а также распределение по автобусам нам сообщили заранее. Как обычно, организовано все было четко.

Покурив в очередной раз на верхней палубе, отнес свой чемодан к лифту. Он там оказался единственным, поскольку остальные уже забрали. А я около полуночи отправился спать, поскольку подъем назавтра предполагался достаточно ранним.

 


Вперед