Прогулка по ночному Петербургу

Вынужденное затворничество заломало меня, несмотря на то, что работаю дома уже давно. Но отсутствие возможности пойти в кабак и даже некоторая ограниченность прогулок все равно утомили изрядно. В результате решил посмотреть на город в пик белых ночей, выбравшись на машине в центр.

Обилие машин на ночных улицах несколько удивило, но когда я оказался на Дворцовой набережной, стало понятно, что город гуляет, несмотря на ограничительные меры. Найти место для парковки моей не самой маленькой машины оказалось очень сложно. Сделав круг по набережной до Сенатской площади, вернулся к Фонтанке. Здесь удалось воткнуться в дырку между парой машин, проявив чудеса изворотливости.

Бросив машину, выхожу через Прачечный мост на набережную. Здесь, вдали от популярных мостов, людей еще немного. Лишь у ограды Летнего сада встречаются небольшие группы.

Нева за последние годы существенно очистилась и сейчас от нее исходит запах реки, которого раньше не ощущалось. Пахнет рыбой, водорослями и чем-то еще неуловимым, что всегда ощущаешь около большой реки или моря. И вода в ночной Неве синяя. А на севере отчетливо видна заря — не утренняя и не вечерняя — заря Белой ночи.

По мере продвижения к Троицкому мосту людей становится все больше, да и машин на проезжей части немало.

Ближе к Дворцовому мосту набережная заполняется все сильнее и дальше Зимней канавки я просто не пошел. Там уже было не подойти к парапету.  Люди разные, но из обрывков разговоров отчетливо понятно, что большая часть — «понаехавшие».  Вот вам и карантинные меры.

Немножко удивило обилие молодых людей, гуляющих с достаточно громким музыкальным сопровождением. Как-то не принято такое в нашем городе. Но окружающие на это практически не реагируют, разве что кто-то посмотрит с некоторым осуждением.

К моменту разведения Дворцового моста на воде собралось множество разнокалиберных плавсредств, но как только пролеты моста поднялись, все эти катера и лодки очень быстро ушли вверх по течению. Видимо, смотреть подъем Троицкого моста.

Я тоже отправляюсь неторопливо к Троицкому мосту и даже успеваю сфотографировать начальную фазу подъема его пролета.

У моста небольшое столпотворение разношерстной публики, встречаются даже мамы с младенцами.

Поднятый пролет моста производит впечатление стены, отгородившей северную часть города от центра. Некоторое время назад так и было и при разведенных мостах город распадался на две части. Но сейчас есть КАД и ЗСД, позволяющие попасть с одного берега на другой в любое время суток (если нет пробки).

От моста направляюсь к машине, но уже с Прачечного моста вижу поднятый пролет Литейного. Перебегаю на ближнюю к Неве сторону набережной, пока нет машин и пытаюсь сфотографировать этот мост тоже.

А вот вернуться на другую сторону набережной, чтобы попасть к машине, долго не удавалось. До перехода далеко и идти лень, а поток машин не прекращается, несмотря на позднее время и «самоизоляцию». Махнув рукой, перебежал в конце концов, практически под колесами очередной машины.

Выбраться с парковки оказалось еще сложней, поскольку за время моего отсутствия на узкой набережной раскорячились еще несколько машин «понаехавших». Один оказался просто шедевральным. Сидит в машине, видит, что мне откровенно не хватает места для маневра и продолжает трепаться оп телефону, хотя отъехав на метр вперед дал бы мне пространство для маневра. Ну да дьявол с ним, сам когда-нибудь окажется в подобной ситуации. А я все равно выберусь из этой ловушки.

Дальше по набережным к моему любимому мосту Петра Великого. Здесь людей не так много, зато есть один иp красивейших мостов. И охранник сегодня добрый, не мешал снимать и даже с готовностью рассказал о проходящих по Неве судах.

Прямой дороги домой в это время нет и нужно выбирать между вантовым мостом и ЗСД. После некоторого размышления выбираю второй вариант, поскольку ездить этой дорогой в белую ночь еще не доводилось.

И путь этот оказался красив — ехал я навстречу восходящему солнцу.

 

Фотографии