Tie breaking

Наверное у каждого в жизни случаются ситуации, которые проще всего назвать замкнутым кругом. Причем, зачастую этот круг следует назвать еще и порочным. Крутишься безостановочно и через некоторое время возвращаешься в ту же точку. Это не спираль, поэтому приходишь на тот же уровень. И так раз за разом до чертиков в глазах.

Перед поездкой в Антарктиду удалось один из таких кругов, связанный с работой, разорвать. А во время поездки нежданно-негаданно разорвался еще один. И все бы хорошо, но вскоре по возвращении оба замкнулись снова, причем один из них еще и сильно сократился в размере. А тут добавилась самоизоляция чертова, которая сильно подорвала возможности живого общения.

И держали меня эти кольца-круги намертво, не отпуская толком даже на сон. Не один, так другой, но чаще оба сразу. А сегодняшнее утро началось с ощущения непрочности точек замыкания и возможности поменять круги на спирали, т. е. уйти на иной уровень (вперед?).

В результате один разорвал точно, а со вторым время покажет. Спасибо добрым людям, которые меня поддерживали.

 

Вопрос-ответ

Давно живу, но никак не могу привыкнуть к тому, что многие люди, задавая вопрос, совсем не хотят получить твою оценку или мнение. Они готовы услышать лишь подтверждение своего взгляда. А иной ответ вызывает зачастую обиду или раздражение, независимо от того, в какой форме он был высказан. Зачем же тогда спрашивать? Или я до сих пор что-то не понял в этой жизни?

Отец

Сегодня отцу исполнилось бы 95 лет. Но его нет уже 39. Он ушел в возрасте куда меньше моего сегодняшнего. Жизнь была непроста как у большинства его сверстников. Почти 8 лет военной службы по призыву и 3 войны. Иконостас наград, которые я в раннем детстве растерял.

А потом постоянная работа. Не могу вспомнить ни одного момента, когда папа бездельничал. В детстве регулярно ходили с ним на Вятку ловить рыбу. Ночевали на берегу у костра и он учил меня жизни. А его жизнь была совсем не проста, как мне стало понятно уже через много лет.

Жесткий конфликт с системой, в результате которого, отец, как многие у нас в стране, начал пить. Сначала понемногу, а потом все больше и больше. Работал и пил. И все время искал что-то новое, что сумел в какой-то мере передать и мне.

А потом ресурс здоровья закончился, да еще поймал где-то туберкулез. И 7 сентября 1981 года папа ушел от нас в госпитале ветеранов Великой Отечественной войны в Кирове. И похоронили его рядом с его мамой на тихом загородном кладбище, где за годы образовался уже фамильный участок. Мама, две бабушки, два дядьки, двоюродный брат, тетя. Все вместе как при жизни.